Рай на чужбине?

0
293

По поручению Главы государства реализована масштабная специальная гуманитарная операция «Жусан», направленная на возвращение соотечественников на Родину из зон боевых действий Сирийской Арабской Республики. Благодаря системной работе государственных структур Казахстана и тесному сотрудничеству с зарубежными партнерами из зон боевых действий возвращено более 590 граждан Казахстана, в том числе 406 детей.

По возвращении на Родину эти люди получили психологическую помощь, с ними проведена работа по социальной адаптации и теологической реабилитации.
Одной из главных целей операции «Жусан» стало обеспечение безопасности наших граждан и детей. Вернувшиеся в страну соотечественники получили возможность начать новую мирную жизнь.

По результатам операции «Жусан» в Шымкент прибыло 16 женщин и более 40 детеи. Их судьбы разные, но все они мечтали о лучшей жизни в Сирии. Однако многие истории заканчивались трагически. Но, к счастью, это не относится к людям, которые благодаря спецоперации «Жусан» вернулись в Казахстан.

Вот история нелегкой жизни 15-летней девушки по имени Айжан (имя изменено — Прим. ред.).

Айжан родилась в Жетысае. Когда ей было пять лет‚ ее родители развелись, и мать с детьми переехала в Алматы. В южной столице женщина заключила «никах» (брак по мусульманским обычаям).

После окончания Айжан первого класса ее мать, под воздействием супруга и под его руководством, решила переправиться с ним и детьми на территорию Сирии. Однако незадолго перед выездом семьи из страны правоохранительные органы задержали отчима и приговорили его к 9 годам лишения свободы.
После прибытия  в САР мать Айжан еще раз совершила «никах». Дочь была отдана в арабскую школу, где обучалась основам математики, акиды и фикха.

В 13-летнем возрасте Айжан под давлением матери вышла замуж за 18-летнего парня, в браке состояла 1,5 года. Как рассказывает Айжан, она сама не хотела выходить замуж, но ее мать поставила жесткие условия: «Если не выйдешь замуж за этого парня, то оденешься в одежду с бомбами, выйдешь на войну против «кафиров» и станешь «шахидкой». Девушка вынужденно дала свое согласие.

В Сирии их постоянно заставляли слушать проповеди экстремистских проповедников, обучали вопросам радикального вероубеждения.
Мать умерла, когда воевала на сирийской земле, а сестренка погибла в результате бомбежек.

После того как Айжан привезли на Родину, она прошла месячные курсы реабилитации в Актау. Поначалу она чувствовала страх, переживала за свое будущее, боялась людей. Девушка думала, что ей будут говорить неправду. В этом ее убеждали приехавшие вместе с нем женщины, советуя ей отвечать на все согласием.

Как вспоминает Айжан, она в начале процесса реабилитации так и поступала, на религиозные доводы теологов о неправильности и пагубности радикальной идеологии отвечала согласием, якобы осознавая свою ошибку.
Однако подлинное осознание ошибочности прежних убеждений пришло к ней после получения знаний традиционном исламе и медресе. Девушка поняла, что на сирийской земле религиозное образование было неправильным.

Родной отец противился ее обучению в медресе и школе, хотел отправить на курсы швеи, а потом выдать замуж за своего единомышленника, который также придерживается идеологии деструктивного религиозного течения. После возвращения в страну Айжан с виделась с отцом около пяти раз. С точки зрения религии, у нее с отцом есть разногласия по вопросам «акиды». Отец, наслушавшись проповедей запрещенных в Казахстане радикальных идеологов, утверждал, что мусульмане страны являются «кафирами», и «акида» дочери неправильная. Отец откровенно говорил, что является истинным салафитом и что мать Айжан тоже придерживалась таких же вероубеждений.

«Я не хочу снова ошибиться», — со слезами на глазах говорит Айжан, вспоминая годы, проведенные в зоне боевых действий в Сирии.
Сейчас девушка проживает в Шымкенте, находится под опекой бабушки. В будущем Айжан мечтает окончить школу и поступить в университет Нур-Мубарак города Алматы.

Казахский народ принял ислам 13 веков назад. Благородство, щедрость, высокая мораль, доброта и нравственность народа проявляются в том, что наша страна не оставляет своих граждан в беде, хотя мир отказывается принимать тех, кто когда-то бежал в Исламский халифат в Сирию.  К слову, в этикет нашей религии не входит искать рай на чужбине, обманывать родителей и убегать от своих братьев и сестер.

Тыныштык БАЙМАНОВА,
специалист Центра исследования
проблем религий управления внутренней
политики и по делам религий города Шымкента

Панорама Шымкента:
№38 (1783)
22 мая 2020 года