«Слушая салафитских проповедников, можно потерять жизнь»: казахстанец едва не уехал в Сирию

0
311

Казахстанец Аслан (имя изменено — прим.ред.) совершил в жизни ошибки, за которые дорого пришлось заплатить. Он пошел на поводу у людей, которые приобщили его к салафизму. Годы в колонии стали лишь частью расплаты. Наш собеседник признается, что самым тяжелым испытанием стала потеря близких людей, а он сам все еще боится за свою жизнь, передает NUR.KZ.

По словам Аслана, он рос в неполной семье — отца не было, а мальчик жил с мамой, братом и двумя сестрами.

«Я был старшим из детей, окончил только 9 классов. Дальше не учился — желания не было, подрабатывал, где удавалось. Много гулял, бывало, выпивал. Когда мне было 22 года, это был 2009 года, я работал в строительной бригаде в Актобе. Делали внутренний ремонт в квартире. Бригадир был верующим, он меня и познакомил с исламом. Я с ним пару раз сходил на пятничный намаз. А потом самостоятельно начал посещать мечеть и читать намаз.

В 2009 году я еще не разбирался в религии. Что такое мазхабы, салафизм, я не знал. Мой бригадир, кто познакомил меня с исламом, не был салафитом. Это я сейчас понимаю. Как-то все постепенно произошло, я просто ходил в мечеть, читал намаз. Общался с братьями. Потом у меня появилось желание узнать больше о религии.

Братья в мечети посоветовали искать знания в интернете. Я не знал, что это были салафиты. Тогда был популярен Дарын Мубаров. Слушал его лекции. Потом слушал Халила, не знаю как его фамилия (Абдухалил Абдужаббаров — прим.ред.). Все вокруг меня отпускали бороды, носили укороченные штаны. Я тоже начал отращивать бороду. В интернете, слушая проповедников, я нашел нужные ответы на такие вопросы, как делать омовение, читать намаз, одеваться и так далее. Не было необходимости спрашивать у кого-то советы, все можно было найти в интернете», — рассказывает Аслан.

Он говорит, что и не заметил, как изменился, как стал считать неверующих кафирами. А уже к концу 2009 года полностью принял салафизм. Мама была против, сказав сыну, чтобы он бросил религию. Поначалу в семье были скандалы, родные не понимали Аслана и не принимали его убеждений.

«Это я сейчас понимаю, что мой образ жизни и внешний вид сильно поменялся. Я говорил, что нельзя быть неверующими. Что они попадут в ад. Призывал их опомниться пока не поздно. Споры у нас были и потому, что я не ел мясо, которая мама готовила. Говорил, что это не халял. Я их считал неверующими. Со временем отношения с родственниками наладились», — вспоминает парень.

Аслан признается, что у него появилось желание поехать в Сирию.

«Я не осознавал, что делаю. Я брал знания только в интернете. Слушал Мубарова Дарына, Халила, потом слушал много Надира абу Холида, Ахмада Мединского. Все они говорили, что мы живем в невежественном государстве. Что везде кафиры, что нужно переезжать в мусульманскую страну. Где-то в 2015 году я заинтересовался тем, о чем эти шейхи говорят.

Для меня они были самыми грамотными в исламе людьми. Как раз в это время они в своих обращениях говорили: почему вы живете вместе с кафирами, почему не помогаете братьями и сестрам в Сирии, когда они умирают, почему не уезжаете. Говорили, что наш намаз приниматься всевышним не будет, потому что наша вера слаба, и мы ничего не делаем.

Я стал задумываться над этим. Эти слова проповедников сильно подействовали на меня. Я сам задавал себе вопросы, почему я здесь, а там братья за веру страдают. Трус ли я. В общем, у меня появилось сильное желание туда уехать. А когда я поехал, меня задержали. Я сейчас понимаю хорошо, что я в Сирию не попал. Всевышний меня уберег, хоть и сильно заблуждался», — рассказывает Аслан.

По его словам, он бы не хотел больше встречаться с салафитами и слушать проповедников в интернете.

«Я был молод и неграмотен, а слушая их и следуя их наставлениям, я испортил себе жизнь и наделал много ошибок, за что сейчас расплачиваюсь.

Мама, брат и сестры пытались меня образумить, но я не воспринимал их слова. На их наставления и советы я отвечал грубостью. Я сильно виноват перед ними. Как старший в семье я должен был быть примером и опорой. Сейчас мы общаемся, мои родные меня простили и приняли со всеми недостатками. За это я им благодарен», — заключил молодой человек.

Nur.kz